год
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо Гостевая книга
Вернуться

Версия для печати  

Лики современной культуры


Ценность человечности

 

Размышления после просмотра фильма «Мандарины»

 

Прот. Вячеслав Перевезенцев

Недавно на «Киноклубе» посмотрели грузинско-эстонский фильм «Мандарины» (2013 г.) Зазы Урушадзе, который вместе с «Левиафаном» Звягинцева и «Идой» Павликовского претендовал на «Оскара». И хотя мы стараемся смотреть кино хорошее, проверенное временем или наоборот — новое, но, главное, глубокое и серьезное, редко бывает такая единодушная реакция. Фильм всем очень понравился. Кто-то заметил, что в этом году все фильмы, которые номинировались на «Оскар», были достойны награды. Фильмы эти очень разные, снятые в разной манере, повествующие о событиях, происходящих в разных странах (Польша, Абхазия, Россия) и в разное время (1960-е, 1990-е, наши дни), затрагивающие, казалось бы, разные темы. Но есть у них и много общего. Во-первых, все это авторское кино, в самом общем смысле этого понятия, когда режиссер еще и пишет сценарий, а в случае «Мандаринов» он же еще и продюсер, и видно, что за все в своей картине он отвечает сам. Во-вторых, в центре всех этих картин человек, стоящий перед выбором. А эта ситуация самая интересная, экзистенциально насыщенная — для тех, кто хочет понять человека. И последнее, но не менее важное: все эти фильмы вызвали у себя на родине неоднозначную реакцию, их создатели были обвинены в непонимании своей истории, заведомом ее искажении, в клевете на свой народ, короче, в непатриотизме.

1992 год, Абхазия. Старое эстонское село, расположенное в живописном месте между горами и морем, опустело — эстонцы вернулись на свою историческую родину. Остались только хозяин тарного цеха Иво, его сосед, владелец мандариновой плантации Маркус и местный доктор Юхан, который уже готов покинуть селение. Маркус также собирается уехать в Эстонию, но лишь после того, как будет собран урожай мандаринов. Война доходит до села, происходит боевое столкновение между грузинами и абхазцами. После боя Иво и Маркус находят одного оставшегося в живых чеченского наемника по имени Ахмед, который воюет на абхазской стороне. Иво забирает Ахмеда к себе домой, чтобы его вылечить. Ночью, хороня погибших, Маркус обнаруживает, что, несмотря на тяжелое ранение, в бою выжил и один грузин — молодой парень Ника. Его тоже относят в дом Иво. Так под одной крышей оказываются бойцы противоборствующих сторон.

Как видим, сюжет фильма «Мандарины» предельно прост и не нов. Первое, что приходит на ум, — это рассказ Л. Толстого «Кавказский пленник», повествующий о межнациональной розни, ненависти, жестокости войны. И все же в войне участвуют люди как с одной, так и с другой стороны. Осталось ли у «человека с ружьем» что-либо человеческое? Способен ли он на верность своему слову и на доверие, благородство, великодушие, дружбу? Автор фильма, вполне в русле гуманистической традиции, отвечает на все эти непростые вопросы. И делает это не прямолинейно, без излишнего морализаторства, очень органично. Наверное, это самое сложное для художника, который стоит перед такого рода задачей, — уж больно сильна у нас аллергия на всякого рода нравоучительство. Как же добивается режиссер такого эффекта? Я бы обратил внимание на два момента.

Во-первых, действие фильма, начинающегося очень неспешно, осторожно, постепенно, ближе к концу приобретает стремительный и, что очень важно, неожиданный характер. Т. е. фильм очень быстро вовлекает зрителя, заставляет его переживать и не отпускает до конца, а это и есть главное лекарство от морализаторства. Если бы надо было определить жанр «Мандаринов», я бы сказал, что это психологический триллер с эстонцем в главной роли.

Во-вторых, в отличие от многих современных фильмов, где, подобно Диогену, нужно буквально с фонарем искать положительного героя, в этой грузинской картине он налицо. Правда, лицо его не грузинское, а эстонское, но, как не раз повторялось в этом фильме, «какое это имеет значение?». Старик Иво, эстонец, мастерящий ящики для мандаринов в своей столярной мастерской, предки которого уже больше 100 лет живут в Абхазии (его прекрасно играет Лембит Ульфсак, незабываемый Паганель в «Детях капитана Гранта»), по всем критериям подходит под героя нашего времени. Мудр, спокоен, бесстрашен, бескорыстен, с чувством юмора, и все это на фоне страшной беды, которая так нежданно ворвалась в его жизнь, и на фоне того безумия и жестокости, охвативших его соседей, вчера еще вполне мирных жителей. Откуда он такой, что придает ему такую силу, заставляющую вооруженных боевиков беспрекословно его слушаться? Мы почти ничего не знаем о его прошлой жизни, кроме того, что он все годы прожил в этой эстонской деревне в Абхазии, где родились и его предки. Знаем, что в Эстонию уехала после начала войны его внучка-красавица, которая, как он сам говорит, «для него все». Только в конце фильма мы узнаем, что на этой войне погиб его сын (отец внучки?), он пошел защищать свою землю от грузин, начавших эту страшную войну. Конечно, характер человека формируется очень рано, и вряд ли что-то может существенно на него повлиять на склоне лет. И все же, я думаю, что тот факт, что Иво остался на этой земле один, имеет важное значение. «Выпьем за смерть», — произносит он тост за дружеским ужином. Да, тем самым он хочет донести до своих молодых гостей, волей Провидения оказавшихся в его доме, что они — дети войны, а значит, и дети смерти. Что война, в какие бы она одежды ни рядилась (а она всегда будет искать эти одежды — справедливости, неизбежности, священности), всегда несет за собой смерть. Но он хочет выпить за смерть еще и потому, что она сделала его тем, кто он есть. Она отняла или разлучила его со всем, что было ему дорого, теперь уже ничто не связывает его с этим миром, вот только хорошо бы собрать мандарины, дабы последний его товарищ, сосед Маркус, вернулся в Эстонию с чувством выполненного долга.

«Важно не то, что с нами происходит, а то, что мы делаем с тем, что с нами происходит». Кого-то смерть ломает, кого-то ожесточает, а кому-то, как Иво, напоминает, что все мы здесь на земле просто люди и именно потому, что мы смертны, нам надо об этом не забывать. Потому что, отвечая на главный вопрос фильма — «только это и имеет значение». А человеком человека делает не то, какая в нем течет кровь, не то, какую веру он исповедует, не то, под какими лозунгами он воюет, а то, о чем написано в притче о Страшном Суде в Евангелии от Матфея, которую мы слышим каждый раз перед началом Великого Поста (Мф 25:31–46). А еще в Евангелии написано: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин 15:13). А если кто умирает за врага своего, еще вчера мечтающего только об одном — убить тебя, это ли не предел любви?

Хочется еще сказать, что не только главный герой, но и все остальные персонажи этого фильма очень симпатичны. И простоватый чеченский боевик Ахмед, воюющий за деньги, но в доме Иво с легкостью расстающийся со своим заработком наемника ради помощи совсем незнакомому человеку; и молодой грузинский солдат, бывший актер, доказавший своему другу-врагу, что грузины все-таки умеют воевать; и наивный хозяин мандариновой плантации Маркус, оставшийся без крыши над головой, но отказавшийся взять деньги Ахмеда, полученные за такую страшную работу.

Может быть, даже чересчур много положительных героев? Может быть. И наверно, в реальной жизни все не так обнадеживающе. Но это искусство, а оно, как известно, не только отражает реальность, но и преображает ее. Вот это ощущение преображения, победы света над тьмой, несмотря на вроде бы торжествующую тьму, и есть главное впечатление от этого замечательного фильма с таким новогодним названием — «Мандарины». В Новый Год мы желаем друг другу счастья, а после этого фильма вспомнились слова А. Тарковского, сказанные им во время съемок «Ностальгии»: «В конце концов, счастье не главное».

P.S. Из интервью Зазы Урушадзе: «Моя картина не должна восприниматься как политический манифест, произведение, утонувшее в повседневных распрях между государствами. Это, прежде всего, история о людях, которые оказались в ситуации, превышающей их возможности, что приводит к тому, что они теряют свою человечность. В своем фильме я бегу от политики, я хочу показать, прежде всего, значение той ценности, о которой в конфликтных ситуациях забывают. Ценности человечности... Именно об этом фильм — о человечности. О том, что мы очень легко способны забывать, отрекаться от самих себя, даем собой манипулировать, что на самом деле не имеет большого значения. Мы забываем о том, что все мы люди. Возможно, другого происхождения, из другого государства, другой веры, но всегда — люди. Это главное послание моего фильма — чтобы мы помнили, что самое главное — оставаться человеком».

 

Источник: http://hram-chg.ru/vpechatleniyami-o-gruzino-estonskom-filme-mandarinyi-podelilsya-protoierey-vyacheslav-pervezentsev/

 

ВверхСчетчики

                Рейтинг@Mail.ru  


Счётчик © 2001 - . «Дорога Вместе»
Web-Master