год
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо Гостевая книга
Вернуться

Версия для печати  

Международная конференция «Память. Прощение. Примирение»


Белая роза — символ Воскресения

 

Джим Форест
журналист, писатель [1]
основатель Православного

братства мира (Нидерланды)

Фото Анны Гальпериной

Я всегда вспоминаю слова митрополита Сурожского Антония, которые он сказал сколько-то лет назад на одной из конференций. Слова такие: «Мы должны жить так, что если вдруг будут утеряны все копии Евангелия, то его возможно было бы написать, глядя на нас». Это огромный вызов для нас. Это подобно словам апостола Павла, о том, что мы все призваны быть святыми. Это значит стать живым переводом Евангелия. И время от времени Церкви проходят через такие процедуры признания тех или иных людей «хорошими переводами Евангелия». Мы называем таких людей святыми. И канонизация — это, конечно, пастырское действие Церкви. Оно ничего не добавляет самому святому, но оно помогает нам. Опыт святости должен передаваться из поколения в поколение, для того, чтобы ободрять нас. Он призывает нас идти по следам святого, т. е. Церковь говорит: этот путь — это то, что хорошо для вас. И конечно, один из важнейших инструментов, который Церковь дает нам на жизненном пути, — это церковный календарь. Некоторое время назад нам был дан пример того, как календарь работает. Каждый день мы приглашаемся к тому, чтобы поминать того или иного святого и исследовать, кто стоит за тем или иным именем. Благодаря интернету это становится все проще и проще. И эти истории о святых, они не только вызовы для нас, но они также нас исцеляют. Что касается наших разговоров о памяти, мне кажется, что может быть использовано такое выражение — пасхализация памяти, т. е. что память работает с гробницей, но с пустой гробницей.

Здесь уместно, мне кажется, поговорить о страхах и о роли страха в нашей жизни. Интересно вспомнить замечание апостола Павла о том, что корнем всякого зла являются деньги. Но мы можем спросить: а что является корнем любви к деньгам? Что придает такой аромат деньгам, который привлекает к ним миллионы и миллионы людей каждый день? Очень простой ответ: страх. Страх смерти, страх бедности, страх немощи. И наконец — страх другого, страх перед другим. Знакомы ли вы с писаниями греческого богослова митрополита Иоанна (Зизиуласа)? Я часто вспоминаю один отрывок из его текста и знаю его почти наизусть: «Сущность греха — это страх другого, который отчасти является отвержением Бога. Как только утверждение себя реализуется через отвержение и непринятие другого — это как раз то, каким образом Адам использовал свою свободу. Это естественно, и неизбежно, что другой при этом становится врагом и угрозой. Примирение с Богом является необходимым условием для примирения с другим». На самом деле можно и перевернуть: примирение с другим является предварительным условием для примирения с Богом. Мы говорим о святых. Так вот, святые являются исключением из этого правила. Ни об одном святом мы не можем сказать, что он был движим страхом. И давая нам имена святых, Церковь открывает нам книгу, которая может нас очень многому научить. И во многих отношениях это пасхальная история. Все выборы, которые совершают святые, так или иначе ведут к пустой гробнице. И это путь, выводящий из страха. Вы знаете, что большинство святых — это мученики. И на самом деле мы живем в таком облаке святых, которые стали окружать нас после ХХ столетия. Мы наслышаны о новомучениках в России, в Польше, в других странах Восточной Европы, но боюсь, что мы мало знаем о новомучениках в Западной Европе. Я думаю, что нам будет полезно провести несколько минут в размышлении об опыте одного из таких святых, — Александра Шмореля[2]. 13 месяцев назад мы с женой имели честь присутствовать в Мюнхене при канонизации Александра Шмореля. И я передаю вам репродукцию иконы. Эта икона была выставлена во время его канонизации год назад. Александр Шморель был одним из мюнхенских студентов, студентом-медиком. И вместе со своими друзьями (это было во время нацизма) он образовал группу сопротивления под названием «Белая роза». Сейчас вряд ли мы в Германии найдем человека старше двенадцати лет, кто не слышал бы о «Белой розе» и не знал бы имен Александра Шмореля и его пятерых друзей, которые были казнены в 1943 г. Сотни улиц и площадей по всей Германии наваны их именами. О них пишутся книги и снимаются фильмы. В Мюнхене есть музей, посвященный им. Александр Шморель стал первым из шести, официально признанным святым. Это связано с тем, что только двое из участников этой группы принадлежали к церквям, в которых есть канонизация: один православный и один католик. Я расскажу немного о том, чем занималась «Белая роза» и какова была роль Александра Шмореля. И мы увидим еще вдобавок экуменический аспект в этой истории. Группа студентов Мюнхенского медицинского университета создала группу «Белая роза» весной 1942 г. Шморель был единственным православным членом группы. Он был членом прихода Русской Православной Церкви в Мюнхене, верным прихожанином, регулярно участвовал в Евхаристии. Кто-то из людей, знавших его, говорил, что его всегда можно было встретить с Библией в руках. Двое других сооснователей этой группы тоже были верными христианами. Ганс Шоль был лютеранином, и Вилли Граф — католиком. Вскоре еще несколько человек присоединилось к группе, включая сестру Шоля Софи. Ей был 21 год, и она была единственной женщиной в этой группе.

Александр Шморель

Многие люди спрашивают, почему группа называлась «Белая роза»? Как они выбрали это название? Название пришло, можете себе представить, из Достоевского. Достоевский был любимым автором Шмореля. Это происходит из известной главы «Братьев Карамазовых» — «Притча о великом инквизиторе». Там, вы помните, Христос возвращается на землю, и странным образом Его все узнают. И внезапно Он оказывается среди множества людей, наполняющих площадь перед кафедральным собором в Севилье, где мостовая еще хранит тепло от сотен сожженных еретиков. В этот момент через площадь проносят открытый гроб с телом молодой девушки. И эта процессия проходит мимо Иисуса. Процессия останавливается, гроб кладут у ног Христа, Он смотрит с состраданием, и Его губы мягко произносят слова: «Девочка, встань». И она встает. Девочка садится в гробу. Оглядывается, улыбаясь, и у нее в руках букет белых роз. Это букет, который ей положили в руки, и, может быть, это символ Воскресения. И это милосердное действие привело к тому, что Великий инквизитор, сам бывший свидетелем этого чуда, приказал арестовать Иисуса. Он совершенно в ярости от той степени свободы, которую Иисус дает людям. И замечательно, что эта белая роза — символ Воскресения, символ победы Христа над смертью, и замечательно, что это стало названием одной из самых важных групп сопротивления в Германии.

Выбор этого названия свидетельствовал о том, что эти люди были убеждены: Тот, Кто восстал из мертвых, может и нас поднять. Речь идет не только о физической могиле, речь идет о гробнице наших грехов, наших страхов. Конечно, возникает вопрос: что эти молодые люди сделали такого, что они стали врагами государства? Это очень просто: они писали письма. Они писали письма обычным людям. Они написали шесть или семь писем, которые распространялись по Германии. Они их печатали, складывали в конверты и по почте рассылали в разные места. И главным содержанием этих писем был призыв к сопротивлению. И там говорилось, что можно сказать «нет» и сменить направление развития событий. Можно сказать, что они были не оптимистическими пессимистами, а пессимистическими оптимистами. Интересно, что главное вдохновение они получили не от Достоевского, а от католического епископа. Я говорю о блаженном Августе фон Галлене, католическом епископе Мюнстера. Может быть, вы знаете: он отверг арийский расизм и нацистскую программу эвтаназии. По этой программе убивали людей, которые считались негодными, непродуктивными. Я цитирую письмо епископа фон Галлена: «Мужчины и женщины, наши соседи, наши братья и сестры, бедные, больные человеческие существа. Может быть, они не "продуктивны", но это не означает, что у них нет права жить. И если кто-то принимает и проводит в практику принцип, что люди могут убивать своих непродуктивных собратьев, то тогда — увы всем нам, кто становится старым, слабым. Никто из нас не оказывается тогда в безопасности. В любой момент любая комиссия может внести нас в список непродуктивных и тем самым приговорить к смерти».

И не случайно епископ фон Галлен был помещен под домашний арест до конца войны, он был в списке тех людей, которых Гитлер предполагал уничтожить после окончательной победы. В 2005 г. епископ фон Галлен был беатифицирован Папой Бенедиктом.

Самая первая задача, которую поставила перед собой «Белая роза», — это было размножение и распространение этого текста епископа фон Галлена. Потому что, как вы понимаете, ни одна немецкая газета не опубликовала этой проповеди. В своем первом письме члены группы «Белая роза» писали: «Очевидно, что сегодня все честные немцы испытывают чувство стыда за свое правительство. Кто из нас может представить себе ту степень позора, который падет на нас и наших детей, если пелена спадет с наших глаз и самые страшные из преступлений, преступления, которые бесконечно превосходят всякую человеческую меру, выйдут на свет дня?» А второе письмо содержало единственный из известных публичный протест внутри Германии единственной группы сопротивления против Холокоста. Речь шла о том, что Гитлер называл «окончательным решением еврейского вопроса»: «В качестве примера мы хотим привести факт того, что с момента завоевания Польши 300 000 евреев были убиты самым зверским образом. Здесь мы видим страшное преступление против человеческого достоинства, преступление, которому не найдется параллели в человеческой истории». Как мы знаем, Холокост не остановился на этой цифре — эти 300 тысяч станут шестью миллионами. Интересно, что не только богословие, которое мотивировало группу, выражалось в этих текстах. «Каждое слово, которое выходит из уст Гитлера, является ложью», — говорили они в четвертом письме. «Когда Гитлер говорит "мир" — он имеет в виду войну, когда он кощунственно произносит имя Всевышнего, он имеет в виду власть дьявола. Его уста изрыгают дыхание ада. Если кто-то сегодня сомневается в реальности существования демонических сил — он ошибается». Это прямое противостояние власти. Я не буду дальше вдаваться в детали, я дал вам понять, в каком направлении развивалась их деятельность. Они разослали шесть таких писем во множестве копий. Они распространяли конверты с этими письмами разными способами: и вручную, и просто клали в почтовые ящики, какие-то друзья перевезли одно письмо в Вену, в Зальцбург. Удивительно, что гестапо понадобилось целых девять месяцев, чтобы их найти. И это Мюнхен, особый город для Гитлера! Это место — их колыбель! И только в феврале 1943 г. София и Ганс были замечены охранником в тот момент, когда они оставляли копии последнего письма в своем университете. Этот охранник доложил в гестапо, и через четыре дня и Ганс, и его сестра Софи, и еще некоторые члены группы были казнены. Я закончу словами, которые Александр Шморель написал своей семье в день перед казнью: «Это трудное несчастье было необходимо, чтобы поставить меня на правильный путь, и таким образом не является несчастьем вообще. Что я знал до сих пор о вере? О настоящей, глубокой вере? Об Истине, последней единственной Истине — о Боге? Никогда не забывайте Бога». В его последних словах тоже было свидетельство. Представьте себе: вот собор, в котором он был канонизирован, через дорогу кладбище, где он похоронен, и тюрьма, где он был казнен, — все это на одном пятачке. Вы можете от церкви видеть место, где он был казнен и где он похоронен. И именно там перед казнью он произнес такие слова: «Я убежден, что моя жизнь должна кончиться сейчас, хотя это кажется так рано, потому что я выполнил свою жизненную миссию. И я не знал бы, что еще я могу сделать на этой земле».

Во время канонизации Шмореля в прошлом году в Соборе Новомучеников и исповедников российских икона, которая была вынесена в центр храма, показывает его как высокого молодого человека с темными волосами, одетого в белое одеяние с красным крестом, с белой рукой, поднятой в жесте приветствия, а в другой руке тонкий кроваво-красный крест и белая роза. И конечно, он стоит на золотом фоне, представляющем вечность и Царство Божие. Шморель и его сотрудники вместе с бесчисленными другими храбрыми христианами прошедшего столетия дают нам пример экуменического свидетельства о христианских ценностях, которые превосходят богословские несогласия, призывают к совместным действиям христиан независимо от церковных разделений и улучшают климат для диалога, направленного на расширение области согласия и достижения великого христианского единства. Я предлагаю вам этого святого как сокровище, как того, кто может молиться и о нас, и о той работе, которая совершается здесь, на этой конференции. Потому что, размышления о прощении и примирении между поляками и русскими — это работа по исцелению раздробленной Церкви. Тот, Кто сказал: «Да будут все едино», — призывает нас прощать. И вы все, сегодня здесь находящиеся, — часть этой общины, ищущей примирения. Спасибо.

 

Доклад, прочитанный на

международной конференции «Память. Прощение. Примирение»
23 марта 2013 г.

 

Реплика Карины Черняк

Я бы хотела добавить несколько слов в связи с «Белой розой». В ноябре-декабре 2012 г. я тоже была в Мюнхене, и для меня это стало огромным событием. И посещение кладбища с могилами Шмореля и его друзей из «Белой розы», и вообще весь этот визит в Германию был под знаком их памяти, но большая грусть была от того, что они похоронены отдельно. Они были едины в своем служении и в своей героической деятельности, но мы, люди, их все равно разделяем. Мне кажется, что это тот случай, когда Католическая и Православная Церкви могли найти форму их общей канонизации или общего почитания, прославления в какой-то форме (может быть, новой?), по крайней мере, для тех, кто принадлежал к Католической и Православной Церкви. И их могилы — они тоже близко: буквально в двустах метрах друг от друга, но они могли быть вместе похоронены. Цветы белых роз лежат (как каменные, так и свежие, живые) на обеих могилах. И боль, которую я там пережила, была от того, что мы, люди, не видим знаков единства, которые нам дает Бог.

 

 

[1] Автор книги о Томасе Мертоне — «Живущий в премудрости» (М.: Истина и жизнь, 2000). Статьи Дж. Фореста читайте в «Дороге вместе» №№ 2/2008 («Возлюби врагов твоих, как самого себя»), 1/2010 («Миротворчество как миссия»), 4/2011  («Стать живым Евангелием»), 1–2/2012 («Усердно трудись, усердно молись»), а также  статью Анны Курт  «Джим Форест. Изобретатель нового алфавита» в  № 1–2/2012.

[2] Об А. Шморелле можно прочитать в журнале «Дорога вместе» (С. Пестов. Судьба и подвиг Александра Шмореля. № 1/2009).

 

ВверхСчетчики

                Рейтинг@Mail.ru  


Счётчик © 2001 - . «Дорога Вместе»
Web-Master