год
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо Гостевая книга
Вернуться

Версия для печати  

Кровь мучеников — семя Церкви


Ежи Попелушко и Александр Мень:
кому было выгодно убийство священников?

 

Статья взята с сайта www.popieluszko.yolasite.com. Это первая интернет-страница на русском языке, посвященная блаженному Ежи Попелушко, она является проектом студентов Российского Государственного Педагогического Университета им. А. И. Герцена в Санкт-Петербурге.

Цель «проекта Попелушко»: сбор информации и создание единого многоформатного русскоязычного ресурса, позволяющего обмен историческим и культурным опытом между Россией и Польшей.

Сайт создан студентами факультета социальных наук — участниками научно-практической группы под руководством доцента Сергея Наумова.

 

Алексей Алмаматов,

2 курс

 

Отношения государства и Церкви — тема, которая не слишком часто поднимается в современном обществе. Нас гораздо больше волнуют экономические проблемы, кризис, хлеб насущный.

Это отражает сегодняшнее положение Церкви. Испокон веку Церковь задавала морально-этические ориентиры во всем обществе. Сейчас же находиться или не находиться в лоне Церкви — личное дело каждого. Многие признают за религией нравственную роль, то, что религия несет вечные ценности, но на этом все и заканчивается. Таковы отношения общества и Церкви.

Особые отношения складывались с Церковью у государства. Большинство конфликтов в истории между ними происходило, когда они играли «на чужом поле»: Церковь занималась политикой, или государство регламентировало церковные дела. В католическом мире Папа оспаривал влияние у монархов, в православной традиции также были патриархи и митрополиты, которые становились активными политическими деятелями и даже регентами при малолетних государях (митрополит Алексий при Дмитрии Донском и Филарет при Михаиле Романове). Но в общем-то, государство и Церковь жили мирно и старались поддерживать друг друга.

Ситуация изменилась, когда не только общество, но и государство начало выходить из лона Церкви. Призыв Вольтера «Раздавите гадину!» реализовался в ХХ веке «на всю катушку» в тех государствах, которые не просто вышли из лона Церкви, но и попытались оспорить у Церкви ее моральную роль, создавая одновременно новую, всеобъемлющую идеологию, проникнутую духом воинствующего атеизма. Это были тоталитарные государства — прежде всего, страны соцлагеря. При построении нового общества эти государства часто прибегали к аморальным методам, массированному насилию. Естественно, Церковь осуждала подобные деяния. Так обострялась необходимость подавить ее, заглушить голос совести новым насилием.

Осуждение властей предержащих всегда было опасной тропой для церковных деятелей. Но истинный пастырь не выбирает простых дорог. Вспомним митрополита Филиппа (Колычева) и царя Ивана Грозного. Но у нас есть и совсем недавние, актуальные примеры — это священник Ежи Попелушко в Польше и священник Александр Мень в России.

Параллели между ними очевидны. Оба жили и творили во второй половине прошлого столетия, в несвободных государствах, занялись общественной деятельностью, добились популярности и были убиты. И оба остались поняты не совсем до конца.

Ежи Попелушко — не понят сторонниками, призывавшими его обвинить непосредственно высших лиц государства, но тот отвечал, что борется со злом, а не с конкретными людьми; не понят коллегами, обвинявшими его в том, что он «ищет славы». Александр Мень был не понят коллегами — консервативными кругами в Православной Церкви, обвинявшими его в симпатиях к католичеству.

Их общественная деятельность — это ответ на вызов времени. Это было время ломки коммунистических обществ. Ежи Попелушко: «Идея, которая нуждается в оружии, чтобы существовать, сама отмирает. Идея, которая держится лишь использованием насилия, обречена». Отец Александр в одной из своих бесед говорил: «В Евангелии Христос никогда не говорит о происхождении зла, о его сущности и смысле. Он говорит только о том, как мы должны жить в мире, где зло царствует, властвует, где оно существует. Это правило игры нашего мира. Тем самым Он показал, что метафизика зла, то есть теория его происхождения, вторична, главное же — человек, который ему противостоит».

Ежи Попелушко неоднократно получал анонимные угрозы и в результате был убит. Здесь вырисовывается довольно ясная картина: Ежи Попелушко был пастырем оппозиционной «Солидарности», боролся с несправедливым режимом словом и проповедью, соответственно был соучастником борьбы против режима.

Однако убийством священника власть добилась обратного для себя эффекта. Он стал героем и символом. На похоронах Попелушко присутствовало 60 тысяч человек. Его непосредственные убийцы из служб безопасности были осуждены и даже уже вышли на свободу (но заказчики убийства — нет!).

В ситуации с Александром Менем все гораздо запутаннее, как и многое в нашей стране. Память его чтут, но героем он вроде как и не стал, т.к. никогда не был политической фигурой. Следствие отрабатывало разные версии того, кому мог не угодить батюшка: сионистам, консерваторам в Православной Церкви, политическим кругам. Было собрано тридцать томов уголовного дела, но вопрос так и повис в воздухе.

Кто располагал достаточной волей и ресурсами для осуществления этой акции? Сионисты? Или консервативно-националистические деятели, которых больше всего задевали идеи Меня? Нет внятных доказательств ни одной из этих версий. Но для этого ведь надо было еще располагать хладнокровными исполнителями. КГБ — самая сильная корпорация в СССР, которая таким образом решала свои задачи по манипулированию обществом. Тогда становится понятно, почему концы так быстро ушли в воду и дело осталось нераскрытым.

Польский журналист Артур Михальски писал: «Когда мир узнал об убийстве отца Ежи Попелушко, Папа Иоанн Павел II сказал: молюсь, чтоб из этой смерти выросло добро». Ныне Попелушко — символ ненасильственной борьбы с коммунистическим режимом, недавно состоялась его беатификация[1]. По поводу Александра Меня копья ломают до сих пор. В 1998 г. в Екатеринбурге публично жгли его книги, не продаются они и сегодня в большинстве православных приходов. Здесь, как в зеркале, видно, насколько сплочены или нет наши общества в плане исторической памяти: польское — где по поводу Попелушко существует консенсус, и российское — где отношение к событиям XX века не объединяет, а разъединяет.

Этому способствует и политика нынешнего российского руководства. Польская госбезопасность пошла по пути репрессий — физически устранила неугодного священника. В случае с Александром Менем, если предположить «руку КГБ», видится цель сталкивания разных слоев общества, поднятия волны недовольства политикой Горбачева в обществе. В таком же стиле — «разделяй и властвуй» — действует и нынешний российский режим: сталкиваются разные группы в обществе: «левые» и «правые», «русские» и «кавказцы», народ и милиция и т.д. И тогда из этих трагедий следует серьезный вывод: общество не должно забывать, кому были выгодны эти убийства.

 

Фотографии с сайтов

www.alexandermen.ru  
и www.popieluszko.yolasite.com

 

[1] Беатификация — причисление умершего к лику блаженных. Первая ступень канонизации в Католической Церкви. 

 

 

ВверхСчетчики

                Рейтинг@Mail.ru  


Счётчик © 2001 - . «Дорога Вместе»
Web-Master