год
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо Гостевая книга
Вернуться

Версия для печати  

Книга жизни


Спор Христа с саддукеями:
вопросы о жизни в этом мире и в мире грядущем

 

Алексей Сомов

«Чада века сего женятся и выходят замуж; а сподобившиеся достигнуть того века и воскресения из мертвых ни женятся, ни замуж не выходят, и умереть уже не могут, ибо они равны Ангелам и суть сыны Божии, будучи сынами воскресения» (Лк 20:34-36). На первый взгляд, кажется, что эти слова Христа ставят под вопрос наши представления о ценности брака, в них даже слышится противоречие с заповедью, данной Богом человечеству еще в благословенное время в раю: «плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю» (Быт 1:28).

Действительно ли после воскресения брак не будет иметь никакого смысла? Более того, как может человек, призванный быть «превосходнее Ангелов» (Евр 1:4), сравниваться со служебными духами? Эти слова Св. Писания выводят нас из сферы привычных представлений и ценностей, открывая нам новые, таинственные перспективы жизни в будущем мире.

Для того, чтобы правильно понять эти слова, необходимо прочесть их в том изначальном, евангельском контексте, в котором они были сказаны. Во время последнего пребывания Христа в Иерусалиме, незадолго до Страстей, саддукеи — представители иудейской политическо-религиозной элиты — спорили с Ним о воскресении. Рассказ об этом споре передан нам тремя евангелистами (Мк 12:18-27; Мф 22:23-33 и Лк 20:27-40), но мы будем рассматривать его по версии евангелиста Луки, в которой ответ Иисуса наиболее подробен.

Саддукеи находились под сильным влиянием греческих идей и были противниками фарисеев — другой иудейской религиозной группировки, принимавшей веру в воскресение. Саддукеи же считали, что Бог не несет ответственности за зло и что люди свободны в выборе между добром и злом. Кроме того, они не верили в воскресение, в наказание и награду в загробной жизни, и вообще полагали, что после смерти душа погибает вместе с телом. При этом они признавали Пятикнижие Моисея, однако отрицали выработанные фарисеями предписания по соблюдению Закона и предлагали довольно буквальное его толкование.

Формально, саддукеи спрашивали Христа о том, как Он понимает заповедь Закона о левиратном браке (Лк 20:28). Эта норма предписывает «восстановить семя» умершего человека, не оставившего потомства, для чего его брат должен жениться на его овдовевшей жене (Втор 25:5-6). Саму эту заповедь саддукеи рассматривали в качестве подтверждения того, что никакого воскресения из мертвых в принципе быть не может.

Провокация в их хитроумном вопросе заключалась еще и в том, что если бы Иисус начал критиковать заповедь, Его обвинили бы в неисполнении Закона, а если бы Он согласился с тем, что никакого воскресения не существует, — был бы обвинен в неверии фарисеями. Для того чтобы опровергнуть веру в воскресение, саддукеи придумали рассказ о жене семи братьев (Лк 20:29-33). Каждый из этих семи братьев по очереди брал себе жену предыдущего брата, умиравшего бездетным. В конце концов, так и не оставив потомства, умерла и жена. Саддукеев интересовало, чьей же женой будет эта женщина после воскресения.

Мотивы этой истории, возможно, навеяны ветхозаветной неканонической книгой Товит, где есть рассказ о злом демоне Асмодее, убившем семь мужей праведной Сары, дочери Рагуила (Тов 3:7-9). Саддукеи могли быть знакомы с этой историей и решили использовать ее для того, чтобы показать всю, с их точки зрения, абсурдность идеи воскресения. Однако Христос не стал обсуждать с ними ее подробности, но перевел суть спора в такую плоскость, в которой Его оппонентам возразить было нечего. Так Он поступал и в других случаях, когда противники задавали Ему каверзные вопросы. Вспомним, например, вопрос книжников и старейшин о власти (Мк 11:27-33), а также вопросы о подати кесарю (Мк 12:13-17) и о бoльшей заповеди в Законе (Мк 12:28-31).

Отвечая саддукеям, Иисус говорит о двух различных веках и о тех людях, которые этим векам принадлежат. Прежде всего, Он явным образом отделяет «век сей», в котором существует нужда в размножении, от «века того» — века воскресения из мертвых (Лк 20:34-35). Согласно некоторым иудейским верованиям, «век сей», — это век греха и непослушания, ему противостоит «век грядущий» — век суда и спасения. При этом все люди являются «сынами века сего», но только те, кто ожидает будущего века, после воскресения станут «сынами века грядущего».

В этом мире, подверженном смерти, тлению и распаду, именно брак призван быть средством размножения и продолжения жизни рода. Интересно, что в некоторых греческих рукописях Евангелия от Луки, а также и в ряде древних переводов к «женятся и выходят замуж» прибавлено «рождаются и рождают» (Лк 20:34). Иными словами, сыны века сего склонны видеть смысл существования в рождении потомков. Именно так поддерживается жизнь в этом мире.

Христос же апеллирует не к заповеди о размножении (Быт 1:28), данной в начале творения, а к новому творению, где в размножении уже нет надобности. Жизнь в эпоху воскресения основана непосредственно на жизни в Боге, поэтому Христос называет тех, кто сподобится воскресения из мертвых, сынами Божьими и сынами воскресения[1].     

В Ветхом Завете выражение «сыны Божьи» часто употреблялось для обозначения ангелов. Иногда к сынам Божьим причисляли и праведников, особенно тех, кто подвергся страданиям или даже принял мученическую смерть. Иисус связывает вместе сынов Божьих и сынов воскресения, потому что праведники, причисленные к сынам Божьим, воскреснут в веке грядущем. Он также говорит о том, что они не могут умереть, потому что будут равны ангелам. В чем же воскресшие праведники будут равны или подобны ангелам? Бесплотные ангелы бессмертны. Праведникам также будет даровано бессмертие, которое люди имели до грехопадения, и в этом бессмертии они будут подобны ангелам.

Превышающая понимание реальность мира грядущего дарует человеку возможность преодолеть само проклятие смерти и обрести бессмертную природу, приобщаясь к бессмертию Бога в жизни воскресения. В подкрепление Своей мысли, Иисус указывает на праведников из прошлого Израиля (Лк 20:37-38): верность Господа завету с Авраамом, Исааком и Иаковом предполагает, что Он остается их Богом и после смерти. Господь не может быть Богом тех, кто больше не существует.

Ветхозаветная норма, которую саддукеи приводят в качестве аргумента против воскресения (Втор 25:5-6), была призвана регулировать социальные и экономические отношения в обществе, а также следить за продолжением рода умершего без потомства. Продолжение рода гарантировало физическую принадлежность к избранному народу, народу Завета, но лишь в жизни мира сего. Однако жизнь в веке грядущем, веке воскресения, совершенно иная. В отличие от данности мира сего, ее нужно достичь, «сподобиться» (Лк 20:35).

Поэтому в то время, когда «приблизилось Царство Божье» (Мф 3:2), когда век грядущий стоит при дверях, некоторые старые социальные нормы теряют свою ценность. Новый народ Божий собирается уже не по физическому родству, а по вере во Христа. Спаситель и в других Своих поучениях часто призывал оставить привычные представления. Так, ученикам нужно изменить отношение к семье как к гарантии принадлежности к народу Божьему, поскольку это лишь принадлежность по плоти (Лк 14:26).

Таким образом, вопрос, который затронули саддукеи, связан лишь с одним из аспектов брака, хотя и очень важным. Для них цель брака — исполнение заповеди Быт 1:28, действительной для века сего, средство для размножения и продолжения жизни рода. Для Царства Божьего такое понимание брака теряет всякий смысл. Однако отношения любви между супругами безусловно будут иметь ценность в новом творении, хотя сам характер отношений между мужчиной и женщиной в Царстве Божьем будет иным.

Саддукеи могли думать, что, отвечая им, Иисус согласится с популярным мнением о том, что грядущий век будет подобен веку сему, но намного лучше. Действительно, некоторые иудейские предания той эпохи обещали, что в новом творении женщины не будут больше испытывать боли при родах, а у праведников родятся тысячи детей, которые не будут умирать от голода, холода и болезней. Однако, к разочарованию тех, кто мог ожидать сексуальных утех после воскресения, Христос отвергает такое упрощенное народное представление о жизни после смерти.

Жизнь воскресения — это жизнь в теле, а не бесплотное существование души где-то в теневом мире или в небесных покоях. Однако бессмертие действительно часто понимается в смысле бесплотного существования души как некоей бессмертной субстанции человека. Для древнегреческого платонизма бессмертие души являлось ее «врожденным» качеством, однако, для Св. Писания это качество души не безусловно. Только Бог обладает бессмертием, которое Он может передать людям. В реальности воскресения Господь дарует людям полноценную жизнь в новом теле, однако эта жизнь не является продолжением телесного существования в этом мире. Новое тело будет преображенным, измененным, как говорит о нем апостол Павел: «не все мы умрем, но все изменимся» (1 Кор 15:51). Мы не знаем, каким именно будет наше новое тело, но одним из его главных свойств будет бессмертие. Не только бессмертие во временном смысле, но и в онтологическом: болезнь, смерть, тление и распад уже никогда не будут иметь над ним власти (1 Кор 15:54). Как писал о. Сергий Булгаков, бессмертие «есть положительная сила, связанная с духовностью тела, при которой дух совершенно овладевает плотию и ее проницает; тем и упраздняется материя, источник смерти и смертности». Отчасти эти новые свойства тела воскресения уже показаны нам в евангельских рассказах о явлениях воскресшего Христа: Его путают с духом, Он обладает способностью появляться и исчезать. Однако воскресение Христово телесно (Лк 24:35-43; Ин 20:24-27), хотя свойства Его тела, да и сам характер Его воскресения принципиально отличаются от воскресения Лазаря (Ин 11:1-44) или дочери Иаира (Мк 5:22-24, 35-43), которые были оживлены в своих тленных телах для продолжения жизни в этом мире.

Спор Христа с саддукеями открывает нам, что человеку необходимо выйти за рамки распространенных теорий о том, что может ждать его после смерти. «Кто умер, тот умер! Нужно в полноте насладиться этой жизнью», — такие слова слышатся от современных последователей саддукеев. «В каждом человеке есть бессмертная часть, душа, она и останется от меня после смерти и уйдет на небо», — говорят другие, современные последователи философских идей Платона. «После смерти мертвые воскреснут и будут жить, как и прежде, но без боли, страданий, войн и насилия», — утверждают третьи, слышавшие что-то о воскресении. «Когда-нибудь будет изобретено средство, позволяющее человеку жить бесконечно долго, и проблема смерти отпадет сама собой», — уверяют те, кто верит в «прогресс» этого мира, делающий его все лучше и лучше. Все же приверженцы этих идей мыслят полноценное посмертное существование человека, не выходя за рамки представлений этого мира, или же просто не верят в возможность такой полноценной жизни, предпочитая говорить либо о бессмертии души, либо о полном исчезновении личности после смерти. Однако новая жизнь, которая ждет человека в Царстве Божьем — это полноценное преображенное человеческое существование, источник которого — Сам Бог Живой, Источник и Владыка жизни, Творец всего сущего. Бог владычествует над жизнью и смертью: «Я — и нет Бога, кроме Меня: Я умерщвляю и оживляю» (Втор 32:39), побеждая смерть жертвой Христа. Нормы и представления, важные перед лицом страха неминуемой смерти, в котором живет этот мир, не будут иметь никакого значения в мире грядущем. Ценным останется лишь то, что имеет ценность безусловную: отношения истинной любви, укорененной в Боге.

 

[1] У этого семитского выражения нет какой-то особенной гендерной специфики, поэтому его часто переводят как «чада Божьи».

 

ВверхСчетчики

                Рейтинг@Mail.ru  


Счётчик © 2001 - . «Дорога Вместе»
Web-Master