год
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо Гостевая книга
Вернуться

Версия для печати

Мир - это Имя Божие


Неаполь.
Три дня диалога и молитвы за мир без насилия

Светлана Файн


21–23 октября 2007 года были необычными днями для Неаполя, и даже не просто необычными. Было очень холодно, на Везувии выпал снег (что случается крайне редко). Неаполь — прекрасный город с богатой историей, это бывшая столица Королевства Двух Сицилий, он расположен в сердце Средиземноморья, на перекрестке различных культурных и религиозных традиций. Сегодня Неаполь известен множеством социальных проблем, высоким уровнем насилия. В эти дни он стал столицей мира, принимая представителей мировых религий и культур, а вместе с ними и вызовы, вопросы и ожидания многих людей и целых народов.

Здесь собрались патриарх Константинопольский Варфоломей, митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, глава Англиканского Сообщества архиепископ Кентерберийский Роуан Уильямс, председатель Всемирного Совета Церквей Сэмюэль Кобиа, главный раввин Израиля Иона Мецгер, видные представителя ислама, буддизма, три президента (Италии, Танзании и Эквадора), сотни религиозных и политических деятелей и тысячи простых людей — верующих разных религий и неверующих.

Они приехали на встречу «Для мира без насилия: религии и культуры в диалоге», по приглашению Общины святого Эгидия и архиепископа Неапольского кардинала Сепе для того, чтобы продолжить путь, начатый в 1986 году в городе святого Франциска Ассизи, когда впервые состоялся созванный папой Иоанном Павлом II Всемирный День Молитвы о мире. Из этой встречи родилось своего рода «паломничество мира» с целью развивать диалог между религиями в стремлении к миру, паломничество, за 20 лет прошедшее через многие города Европы: Рим, Варшаву (в день 50-летия начала Второй мировой войны), Брюссель, Милан, Бухарест, Лиссабон, Барселону, Лион и многие другие.

В 2007 году это «паломничество мира» пришло в Неаполь.

Вслед за торжественным открытием встречи в величественном Оперном театре Неаполя последовали «круглые столы» на самые разные темы: это и роль Писаний в монотеистических религиях, Слово Божие в жизни христиан, проблемы городов, иммиграция, мир между Израилем и Палестиной, общее будущее Европы и Африки, вызов СПИДа миру и многие-многие другие. Вслед за докладчиками слово брали участники из зала, и рождалась живая дискуссия...

Патриарх Константинопольский Варфоломей говорил о том, что цивилизации и религии ведут диалог не непосредственно, но через людей, носителей культурных и религиозных традиций и ценностей. Поэтому так важна встреча, общение, узнавание друг друга, встреча побеждает невежество и стереотипы и расширяет горизонты.

Здесь звучали голоса со всего мира. На церемонии открытия буддистский монах из Мьянмы У Уттара рассказывал о трагедии своей страны, где буквально за две недели до начала встречи военный режим подавил в крови мирные демонстрации монахов и студентов. Врач из Мозамбика Инес Зимба принесла свое свидетельство о том, что значил для ее страны подписанный пятнадцать лет назад при посредничестве Общины святого Эгидия мирный договор и рассказывала о лечении больных СПИДом в программе DREAM.

В дни встречи кардинал Сепе торжественно передал митрополиту Кириллу ключи от храма Святой Марии Блаженного Успения, где будет совершать богослужение русская православная община Неаполя. Это маленький знак единства и уважения, плод общения и диалога.

Завершилась встреча молитвой о мире — верующие разных религий молились, хотя и в разных помещениях и в соответствии со своими традициями, но все в одно время молились о мире. Закончилось все прекрасной церемонией на главной площади Неаполя.

Это были три замечательных дня — встреч, молитв и общения — с тем, чтобы вместе, в диалоге строить «мир без насилия».

 

Нам показалось важным познакомить наших читателей с выступлением основателя Общины святого Эгидия проф. Андреа Риккарди на открытии встречи в Неаполе. В нем многократно употребляется слово «мир» в двух разных его значениях, поэтому мы сочли целесообразным (только в этом случае) использовать его дореволюционное правописание: «мiр» — как космос, «мир» — как покой.

 

***

Из выступления основателя Общины святого Эгидия

профессора Андреа Риккарди

 

Пессимизм нередко затуманивает нам глаза, и мы не в состоянии увидеть будущее. Для оправдания пессимизма всегда можно найти причины. И они действительно существуют, они часто бывают вызваны видением насилия, происходящего в разных частях мiра. Это насилие терроризма и преступности в нашем урбанизированном мiре, где более половины населения живет в городах. Это и насилие войн, которое с легкостью оправдывают и облагораживают, считая нормальным и даже необходимым средством разрешения конфликтов. Пессимизм — порождение большого страха перед другими, и для него есть много оправданий. Дым пессимизма не дает разглядеть лицо другого человека и, в сущности, оправдывает насилие. Пессимизм кажется неизбежной истиной истории.

Для целых народов, наций, культур страх — это не только чувство. Он превращается в бесплодную политику, в неспособность увидеть, как изменить к лучшему страну и мiр. Страх становится культурой, культурой презрения к другому, потому что тот принадлежит другой религии, другой этнической группе, потому что он — другой. Культура презрения стара как мiр, но в наше время глобализации она поразительным образом оживает. Люди думают: «Нас слишком много, и мы хотим защитить себя и отделить себя от других».

Вирус презрения порождает опасные затяжные последствия. Дорогие друзья! Презрение к еврейскому народу привело к холокосту. Презрение разрушило построенные в прошлом плодотворные мосты между мусульманами и христианами. Уверенность в своем презрении питает терроризм во имя религии, который бьет, не глядя на лицо того, кто перед ним. Презрение день за днем роет пропасти. Еще пророк Осия писал о страшной причинно-следственной цепочке: «Посеяли ветер, пожнут бурю». Но сегодня, кажется, люди потеряли страх перед грядущей бурей, перед бездной, по краю которой они ходят.

Перед лицом этого огромного мiра, где благодаря глобализации мы видим все сразу, перед его необъятностью нас охватывает паника — как бы «морская болезнь» от глобализации, и мы напуганы. Страх, презрение, умственная лень, противопоставление, агрессивность, равнодушие — все это можно объяснить ошеломленностью мiра от глобализации.

Конечно, люди в нашем мiре тоскуют по понятной картине мiра. Обычно такие картины предоставлялись идеологиями, но теперь они закончились. Это были идолы, уверявшие, что они обладали формулой для борьбы за светлое будущее. Разрушилась и вера в экономику, которая обещала мир и свободу благодаря развитию рынков. Оказалось, что демократия — не мессианство, призывающее к обращению, но работа истории в конкретных народах. Так что же, после эпохи идеологий, после иллюзий девяностых годов и начала века, пришло время пессимизма и права силы?

Понимать глобальный «сценарий» как столкновение цивилизаций и религий — есть нечто идеологическое: это попытка искать и находить «двигатель истории», как обычно это делали идеологии. Но последствия такого понимания весьма конкретны: презрение к другому и вера в то, что его судьба, его религиозные хромосомы обрекают его вести войну против меня. Отказ от идеи общей судьбы человечества, общего блага — и в первую очередь, мира — это выбор, вызванный иллюзией, что «мой» мир может существовать независимо от мира «других». Отказ работать для общей судьбы всего человечества — это выбор, который приводит к реабилитации войны и не гарантирует мира для меня. Cегодня более, чем вчера, мир должен быть глобальным.

Но разве можно эти иллюзии сравнить с неизбежностью могущественного хода истории? Верующие знают, что нет ничего действительно неизбежного: история богата переломами и чудесами, полна неожиданными событиями и скрытыми силами, вдруг выплывающими на поверхность. Я говорю это с личным убеждением и убеждением моих друзей из Общины святого Эгидия, и убеждение это рождается из повседневной встречи со страданием бедных людей и бедных стран, потому что мы не профессионалы диалога, но друзья бедных и противники войны, матери всех видов бедности. Здесь источник нашей любви к диалогу.

Есть сила духа, смиренная и униженная, которая может передвигать горы. Ла Пира[1], великий итальянец, человек Диалога и Встречи, писал папе Иоанну XXIII в 1959 году: «Молитва — это сила, активная в истории, и она движет народами и нациями». Мы видели безоружную силу монахов в Бирме, и сегодня услышим выступление одного из них. Пятнадцать лет назад мы увидели чудо мира и примирения народа Мозамбика, для этого много работала и Община святого Эгидия (и я считаю своим долгом приветствовать мозамбикских друзей, в том числе особенно госпожу Гебузу). Люди духа обладают глубокой силой.

Религиозные лидеры, откликнувшиеся на приглашение в Неаполь, приехали сюда, потому что они не поддаются пессимизму. Они верят, что реальность — не только то, что вы видите, покупаете или против чего боретесь, или что побеждаете — это также и мiр духа. Это то, о чем говорят великие религии мiра на разных языках и в разных богословских системах. Религии не одинаковы и не равны. И я говорю это не только как верующий, но и как человек, знающий жизнь народов. Все религии по-своему напоминают, что дух дает жизнь, делает жизнь возможной. В мiре, построенном без духа, можно задохнуться.

Мiр духа не устарел, не сметен с пути прогрессом. Он древен как горы, как говорил Ганди. Это постоянная структура человеческого существования.

Религиозные лидеры, отозвавшиеся на приглашение Неаполя, показывают свою заинтересованность в том, чтобы быть вместе. Мы хорошо знаем, что религии сражались между собой. Но верно и то, что в их глубине есть духовные потоки, делающие их братьями. Как не вспомнить монашество, которое в различных религиозных мiрах, от Азии до Запада, вдохновляло людей и связывало их духовные истории в единое братство? Есть невидимая история глубокого духовного общения между верующими, между святыми. Никто не остров, говорил великий монах Томас Мертон; но и никакой мiр, никакая религия — не остров.

Люди религий, отвечая на приглашение Неаполя, ясно и громко заявляют, что они намерены вести диалог и верят в него. Неужели это дань моде? Диалог заложен в самом сердце религий, он рождается из молитвы, которая сама уже есть диалог, даже в тишине, в слушании молитва утверждает, что мы не самодостаточны, но нуждаемся в Том, Кто вне нас.

Религиозные лидеры свидетельствуют о сокровищах мудрости, отточенных веками истории и жизнью миллионов верующих. «Если не ждать ничего от другого, диалог будет мертворожденным», — писал один монах, Энцо Бьянки. Как печально, когда миллионы людей, со своей любовью, страданием, верой ничего не значат для меня и я ничего не жду от них! Ждать чего-то от других, не таких, как я, — это начало надежды и основа дружбы: другие, те, кто верят не так, как я, они существуют, они мне интересны, они заслуживают уважения, им есть, что сказать мне, я живу рядом с ними...

И то, что все собрались в эти дни в Неаполе, в это место диалога, показывает, что религии хотят не расхождения, но диалога. Диалог помогает духу дышать сильнее.

Я с благодарностью приветствую собравшихся здесь людей, дающих нам надежду.

Вы съехались в Неаполь, и приглашение исходит от Общины святого Эгидия, которую многие из вас уже более двадцати лет сопровождают на пути в духе Ассизи. Но приглашение пришло и от церкви Неаполя и ее архиепископа кардинала Сепе, церкви, переживающей сложное время в этом городе, большом и прекрасном, но полном проблем. В мiре Неаполь известен и как город насилия. В Неаполе есть насилие, как и во многих других городах мiра. Но растет великая надежда. Кардинал Сепе, архиепископ Неапольский, — свидетель и строитель новой эпохи надежды для своего прекрасного и могучего города, и закладывается это новое время на духовном фундаменте.

Вместе с моим давним дорогим другом кардиналом пользуюсь случаем приветствовать Президента области, Президента провинции и мэра Неаполя и благодарю их за все, что они сделали для нашей встречи.

Приглашение в Неаполь происходит по следам незабываемой встречи в Ассизи, созванной папой Иоанном Павлом II в 1986 году. «У той встречи, — писал Общине святого Эгидия папа, — была потрясающая духовная сила, это как источник, к которому надо возвращаться... Источник, изливший новые энергии мира». Такой была и будет каждая встреча во имя мира.

Тысячелетние религии не поддаются безнадежности, вызванной сиюминутными эмоциями или телевизионной картинкой. Ценность мира всегда была связана с мiром духа. Люди духа могут и должны говорить о мировых проблемах (и мы будем делать это в эти дни), говорить с политиками, людьми культуры, светскими людьми. Так нужно вести диалог в наше время, когда горизонт затуманивается дестабилизирующими силами, терроризмом, угрозами войн, которые могут выйти за пределы одного региона.

Нужна новая смелость, чтобы говорить о мире во имя духа и человека! Нужно, чтобы на перекрестках истории и в местах молитвы расцветали новые инициативы. Они должны рас-цвести в культуре и практике жизни вместе, в искусстве диалога, в искренней дружбе. Многое сделано, но сегодняшний день требует чего-то большего. Нужна убеждающая инициатива мира. Расцвет диалога и духа созидает добрые отношения между людьми, народами, нациями, религиями, — те добрые отношения, в которых все мы нуждаемся, — к ним призывают смиренные, в них нуждаются цивилизации перед лицом медленно нарастающего процесса расхождения между мiрами и культурами, угрожающего привести к потрясениям.

Расцвет диалога мира, диалога духа должен объединить многие расходящиеся мiры. Есть деликатные вопросы: границы, соединяющие Азию и Запад, которые часто пересекаются и недостаточно осмысляются; жизненно важные отношения Европы и Африки, которую часто вытесняют на обочину истории, хотя она играет важнейшую роль. Пользуясь случаем я с уважением и дружескими чувствами приветствую президента республики Танзания, страны, где мусульмане и христиане живут в мире и добрых отношениях. Очень деликатна ситуация в Европейском Союзе, и президент Проди недавно внес важный вклад в то, чтобы Евросоюз мог стать цивилизационной моделью для всего мiра. Я приветствую его и благодарю за заинтересованное присутствие.

Расхождение мiров приводит к дистанцированию, а последнее порождает насилие. Насилие сопровождало весь великий и драматический ХХ век. Мир, на который люди надеялись в конце века, не наступил. Насилие означало смерть, лишение свободы, растоптанные жизни. Насилие хочет разрушить человечность человека и сделать его не-человеком. Таким было насилие ГУЛАГа и концлагерей. И это — то же самое насилие, которое использует религиозные символы. Босфорская декларация, принятая под покровительством патриарха Варфоломея, гласит: «Эксплуатация религиозных символов для поддержки агрессивного национализма есть предательство вселенскости веры…»

В прошлом веке мы узнали много насилия: насилие экономики, насилие, оставляющее многих умирать от СПИДа из-за отсутствия лечения. Абсурдное насилие над женщинами, которое унижает подругу и мать. И наконец, бесполезное, но значимое насилие над местами культа (синагогами, мечетями, церквями, храмами), чтобы стереть следы духовной жизни с земли людей. Места молитвы, даже заброшенные, всегда напоминают, что мир есть имя Божие, это — памятники мира и духа.

Сегодня мiр нуждается в бескорыстной инициативе мира во имя духа, чтобы завоевать сердца для уважения к человеку, чтобы растить в сердцах всех людей понимание единства человеческой семьи. Это культура духа, освобождающая от насилия и его корней. Религии могут многое сделать, если услышат крик страдания и мольбы, исходящий из многих частей света. Папа Бенедикт XVI (мы тронуты словами ободрения, которые он обратил к участникам этой ассамблеи) со спокойной ясностью сказал: «Дух Ассизи, который с того события продолжает распространяться по мiру, противостоит духу насилия и использования религий как предлога для насилия».

Поэтому я убежден, что эти три дня в Неаполе, дни диалога, дружбы, молитвы, укрепят связь, которая поможет религиозным мiрам быть менее одинокими, сделает мир более крепким и религии более дружественными друг ко другу. Дух Ассизи становится духом Неаполя. Он станет духом мирного мiра.



[1] Джорджио Ла Пира (1904–1977) — юрист, политик, один из лидеров Христианской демократической партии Италии. Мэр Флоренции в 1950-е и 1960-е  годы.

Известен своим аскетическим образом жизни (зарплату мэра переводил в фонд помощи жертвам войны). Неустрашимый борец с режимами тех стран, где официальной идеологией был провозглашен атеизм. С 2005 года Римско-Католической Церковью готовится беатификация Джорджио Ла Пиры.

[an error occurred while processing this directive]