год
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо Гостевая книга
Вернуться

Версия для печати  

Жизнь Церкви сегодня


Отец Александр Мень и
Мария Вениаминовна Юдина

 

Посвящается памяти Ирины Маглеваной

Татьяна Гамазкова


В начале осени 2004 года ко мне обратилась Ира Маглеваная с идеей собрать людей, которые знали отца Александра и пианистку Марию Вениаминовну Юдину и могли бы выступить с воспоминаниями о них. На вечере предполагалось также прослушивание записей великой пианистки и исполнение произведений любимых композиторов Марии Вениаминовны кем-либо из ее учеников. Так я впервые познакомилась с Ирой. Она так же, как и я, слышала М.В. Юдину только в записи, много о ней читала и испытала притяжение ее личности. Ира самозабвенно принялась за дело: напечатать афишу, продумать ее распространение, определить круг выступающих и вести с ними переговоры, договориться о помещении, и куча других мелочей. И хотя эта встреча, которую проводила община «Осанна» в цикле «Отец Александр в кругу своих духовных чад и друзей», — была второй (первая была посвящена о. Александру и Надежде Мандельштам и состоялась в 2003 году), трудностей для организаторов было не меньше. Быть ведущим вечера попросили о. Георгия Чистякова, а Ольге Ерохиной и мне предложили вести вечер вместе с ним.

С радостью и болью вспоминаю этот праздник 28 октября 2004 года в овальном зале Библиотеки иностранной литературы. Организаторы уверяли меня, что быть соведущим вечера вместе с о. Георгием совсем не страшно (я поделилась с кем-то боязнью произнести даже пару слов перед залом). Говорить мне вовсе не пришлось, просто следила за очередностью выступлений.

И вот в переполненном зале раздался теплый голос о. Александра в магнитофонной записи. С юмором передал о. Александр диалог с М.В. Юдиной (недоумение по поводу приписанной ему способности обращать людей. Марии Вениаминовне очень хотелось привести к вере кого-то из своих знакомых). Пианистка подошла к молодому священнику на выставке скульптора В.А. Ватагина. О. Александр, впервые увидев Юдину, ощутил ее монументальность (похожа на Листа в старости: беззубая, с горящими глазами). Вскоре они подружились. Мария Вениаминовна беседовала с о. Александром после службы в церкви Покрова в Тарасовке, сопровождала его по требам. И у него сложилось впечатление об исключительном уме и таланте пианистки «несмотря на ее причуды».

Потом — музыка в великолепном исполнении. Алексей Любимов играл произведения Шуберта, Моцарта. Пианист в шутку и всерьез считает себя «внучатым» учеником Юдиной через пианистку А.Д. Артоболевскую, ученицу и подругу Марии Вениаминовны.

Ярко и горячо вел вечер о. Георгий. Его выступление было чрезвычайно эмоциональным.

Выступления перемежались фильмами об отце Александре и о М.В. Юдиной (компоновка Ирины Маглеваной из фильма режиссера Я.С. Назарова, племянника Юдиной, «Портрет великой пианистки»). Музыка в исполнении М.В. Юдиной звучала в фильме Я.С. Назарова, и отдельно: И.С.Бах. Анданте из Итальянского концерта и в завершение — 1-я часть Второй сонаты Дм. Шостаковича.

Фотография, которую принесла на вечер Ольга Ерохина, — именно та, что висит на стене сторожки о. Александра в Новой Деревне. София Рукова, автор книг по церковному пению и книги об о. Александре, автор многих фотографий отца, рассказала об истории появления этой фотографии. Она сама пересняла ее с конверта пластинки по просьбе отца Александра после смерти Марии Вениаминовны. Свое впечатление от слышанных им концертов пианистки о. Александр пытался изобразить пальцами: «как вдохновенно она играла».

Своими воспоминаниями поделились со слушателями богослов и писатель В.А. Никитин (как, вопреки воле главного редактора, удалось в последний раз напечатать статью о. Александра в журнале Московской Патриархии), писатель и переводчик Н.Л. Трауберг (об отношении Марии Вениаминовны к поэзии Марины Цветаевой: не «ее» автор), писатель О. Чайковская (о. Александр, М.В. Юдина и А.И. Солженицын); к сожалению, Е.Б. Пастернак, воспоминания которого о творческих взаимоотношениях отца — поэта Бориса Леонидовича Пастернака и Марии Вениаминовны — были опубликованы в журнале «Новый мир», прийти не смог из-за болезни. В доме Юдиной поэт несколько вечеров читал «Доктора Живаго». А его стихотворение «Рождество» пианистка хотела бы унести с собой в мир иной.

З.А. Масленникова рассказала о том, какой она увидела М.В. Юдину на могиле Б.Л. Пастернака: Мария Вениаминовна коленопреклоненно читала псалмы. Свое потрясение от встречи Зоя Афанасьевна передала залу.

Создавший серию портретов пианистки художник О.А. Гостев говорил о горячей вере Марии Юдиной, не скрывавшей своей религиозности в годы государственного атеизма. Напротив, она стремилась привести к Богу всех окружающих ее людей, и музыкой, и словом.

Скульптор Д. М. Шаховской рассказал о том, как по просьбе Марии Вениаминовны поставил памятник на могиле Елены Николаевны Салтыковой, матери погибшего жениха Юдиной, которую Мария Вениаминовна опекала и одно время жила с ней в одной квартире. Сам Дмитрий Михайлович — сын расстрелянного в Бутове священника Михаила Шика, который окормлял и Марию Вениаминовну.

Литературовед и музыкальный критик Анатолий Михайлович Кузнецов не успел познакомиться с о. Александром, хотя Мария Вениаминовна не раз звала его поехать с ней вместе в Тарасовку. Но он знал от пианистки о ее очень бережном отношении к отцу Александру. В ее помяннике о здравии законспирированно стояло имя о. А.

Отец Александр высоко ценил талант великой пианистки и с радостью принимал ее приглашения на выступления в Концертном зале имени П.И. Чайковского, в Московской духовной академии и, возможно, в доме священника Александра Куликова, письмо к которому о согласовании удобного дня как для него, так и для отца Александра и Елены Семеновны Мень, сохранилось.

Очень хочется думать, что та давняя встреча принесла свои плоды и что и у о. Александра, и у Марии Вениаминовны Юдиной появились новые приверженцы. Проповеди о. Александра и записи М.В. Юдиной музыкой сейчас широко издаются. В игре Марии Вениаминовны тонко чувствующие слушатели явно слышали Бога.

Изданием огромного эпистолярного наследия М.В.Юдиной, ее статей, а также воспоминаний о пианистке многие годы занимается А.М. Кузнецов. Помимо вышедших книг («Мария Вениаминовна Юдина», 1978; «Лучи Божественной Любви», 1999; «Мария Вениаминовна Юдина. Вы спасаетесь через музыку», 2005; «Мария Юдина. Высокий стойкий дух. Переписка 1918–1945 гг.», 2006) и публикаций в прессе, готовятся к выходу в свет новые книги.

Низко кланяюсь памяти Ирины Маглеваной и скорблю, что не сумела воссоздать атмосферу того праздничного вечера гораздо раньше. Несмотря на многочисленные просьбы редакции журнала «Дорога вместе», не могла заставить себя сесть и написать, оправдываясь «обстоятельствами». Многое, к сожалению, забыто.

[an error occurred while processing this directive]