год
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо Гостевая книга
Вернуться

Версия для печати  

Свидетельство


Ремонт во славу Божию

Анна Кротова


Слово «ремонт» я произносила с легкостью только потому, что не очень представляла, что это такое. В этой области опыта у меня почти никакого не было, но ситуация сложилась так, что надо было полностью отремонтировать одну из трех наших комнат, переставить во всей квартире мебель (а то и совсем поменять) и перепланировать всю обстановку так, чтобы родителям досталась отдельная комната, а мы с детьми разместились со всеми книжками-игрушками в двух, более просторных.

Мысленно я уже представила, как и что нужно менять, куда что переставлять, так что казалось, что все уже почти сделано — начать и кончить, всего-то делов.

Своих детей мы предварительно отвезли в деревню к бабушке и дедушке и сначала поехали на неделю в семейный лагерь в качестве ведущих детской программы. После этого нацелились «быстренько сделать ремонт», пока дома нет детей. Но когда  эта неделя прошла, насыщенная играми, занятиями, общением и молитвой, я вдруг поняла, что силы абсолютно все исчерпаны, и если сейчас мы «на коне», всем нужны и всеми любимы, то буквально назавтра я окажусь один на один с этим самым ремонтом... Охватил ужас. Как же я одна со всем справлюсь, если Миша будет на работе, а сил у меня не осталось?.. И вообще я не умею делать ремонты!!!

Увидев мое упадочное состояние, одна из мам взяла инициативу в свои руки и объявила после заключительного концерта, что «одной сестре требуется помощь в ремонте». Дескать, братья и сестры, подходите, записывайтесь!

На душе стало немножко легче, я представила как все дружно собираются, ловко обдирают обои, переносят мебель — раз-два! — все уже поклеено и расставлено по местам, можно привозить детей. Ведь мы «целую неделю занимались с чужими детьми и, конечно же, заслужили ответной благодарности!»

В субботу мы вернулись домой, в воскресенье пошли на литургию, снова все увиделись, пообедали в Политехническом музее, и две семьи (с детишками) решительно поехали к нам — помогать. Ура! Счастье оказалось возможным!

Могучие братья проломили нужный дверной проем и развинтили старый бабушкин шкаф. После чего все подхватили детей и вместе с мужем Мишей умчались гулять в Кусково, оставив нас с той самой мамой продолжать разборку. Зоя героически запаковала посуду и игрушки из шкафов в коробки. Я была снова в упадке («ведь мы целую неделю занимались с детьми!!!»).

Наскок был суперский. Вся квартира разворочена, ступить некуда, но вещей собирать еще непочатый край. Тут-то я и осталась одна — наутро Миша поехал на работу, а я стала все разгребать и обдирать обои. Сил, надо сказать, почему-то не прибавлялось.

В этот первый день меня охватило мрачное злобство. «Вот вам и братья и сестры, называется... Одна только Зоя мне помогла, а мужики все своротили, советов надавали и разбежались по работам... Больше и не придут. Буду я тут одна корячиться...» Надо сказать, в таком состоянии очень хорошо получается дергать старые обои — как раз появляется нужная ярость.

Ритмично отшкрябывая большие бумажные куски, я постепенно пришла к более благостным мыслям. Конечно, братья и сестры — это замечательно, но раз уж они не несут здесь круглосуточную вахту, то делать мы все будем... вдвоем с Богом! Уж Он-то точно всегда рядом и помогает в трудных ситуациях. Наверняка эта помощь гораздо мощнее, чем любая братская.

Похоже, это было конструктивное решение. Потому что дальше все развивалось по некому необычному и весьма удивительному для меня сценарию.

Пару дней я все собирала-разбирала, а на третий — совершенно спонтанно поехала в гости к одной замечательной знакомой, с которой мы решили провести евангельскую группу. Другие возможные участники разъехались по дачам, а нам стало жалко, что группа совсем не состоится, вот и решили собраться... вдвоем.

Как всегда, чисто случайно, к ней заехала еще одна знакомая, которая своих детей отправила на дачу и в лагерь, а сама таким способом отдыхала от обыденной жизни. Слово за слово, после прочтения очередной главы из Евангелия, она поехала к нам «помыть голову, а, может, и с ремонтом чем-то помочь».

Увидев нашу квартиру (творческий бедлам!), Наташа пришла в восторг (все-таки художница!) и осталась у нас ночевать. Ночью мы ободрали добрую половину обоев.

Ну и понеслось. Целую неделю мы шкрябали, ездили за обоями, шпаклевали, общались, а по ночам смотрели хорошие фильмы на видео и ели креветок. Для отдыха гуляли по Москве и снова шкрябали и клеили.

Иногда подключался Миша, искренне восторгаясь таким мощным поворотом событий.

Но это было еще не все.

Именно в эти дни к нам приехала Мишина двоюродная сестра из Братска, которая давно хотела посмотреть Москву. Я стала прикидывать, куда можно с ней сходить (Кремль? Третьяковка?), но никакого энтузиазма показывать туристические объекты у меня не было. Кто бы мог предположить, что Катя с гораздо большим удовольствием хотела походить по разным храмам и церквушкам, совершенно не стремясь даже на Красную площадь. Ну, тут мы с ней и оттянулись (в перерывах между поклейкой обоев и потолочных квадратиков). Что-то я ей показала, а что-то она мне рассказала — мы вместе нашли, где находится Кийский крест и мощи Матроны Московской. Зашли в те храмы, в которые я давно мечтала попасть. Например, на Семеновской — восстановленный из заводского склада, рядом с которым я жила много лет и не знала, что это раньше был храм...

Кроме этого выяснилось, что Катя, будучи достаточно высокого роста, может оказать нам неоценимую помощь, приклеивая пенопластовые квадраты на потолок. Нашего роста все время не хватало! Просто немыслимый подарок. Мы старались не сильно эксплуатировать гостью, но в нашей веселой компании и в общей сумбурной обстановке ремонт оказался просто хорошим поводом для общения. «Приеду домой, тоже сделаю ремонт!» — мечтательно сказала Катя...

Постепенно все разъехались. Наташа — забирать детей из лагеря, Катя в Братск, я опять осталась одна. А задумали мы еще и пол оциклевать — хотя бы в одной комнате. Теперь надо вынести мебель на лестничную клетку, чтобы освободить место. Мебель тяжелая и неудобная, нужны еще одни мужские руки.

В воскресенье я ходила на литургию и пыталась кого-то попросить, но никто не откликался. Пока, наконец, я не пришла к исповеди и не призналась, что очень обижаюсь на братьев и сестер, хотя понимаю, что им действительно может быть не до того...

Именно в этот раз несколько ребят поехали с нами и за пятнадцать минут вынесли  все, что было нужно. Тогда я взяла на заметку еще один конструктивный  способ взаимодействия: сначала все-таки раскаяться в своем неправильном отношении к происходящему, а потом спокойно, без надрыва, просить о помощи.

Опять — в нужный момент нужные люди оказываются у нас в квартире и решительно справляются с тем, что для нас было сложно или невыполнимо. И все. Дальше мы действуем сами. Вплоть до циклевки полов и небольшого ремонта кухни и коридора — лихо сделали для общей красоты. Откуда-то взялись силы и легкость осуществления.

Еще через несколько дней так же стремительно приехали Вера и Са-ша — помогли переставить коробки с книгами, которые я не могла поднять одна, и разложили книги по полкам. Да еще мы с Верой съездили на рынок за плинтусами и какими-то еще стройматериалами — вдвоем, конечно, веселее и легче.

Конечно, ремонт мы сделали не за неделю, как хотелось бы, а за четыре, но зато туда включились гуляния по Москве, молитвенные группы, общение, поездки в гости, поиски карнизов, занавесок и прочей красоты.

Устали неимоверно. Но и радость была совершенно безудержной. Сделали! Смогли! Спасибо всем! Спасибо, Господь, за незримую, но такую реальную помощь!

Что-то еще оставалось доделать, когда дети уже приехали. А шкафы для книг мы до сих пор так и не заказали. Но процесс ремонта оказался захватывающим приключением, в которое мы отправились со страхом, а вернулись (не застряли, не потерялись, не надорвались) со славой Божией!

[an error occurred while processing this directive]